Дмитрий Ермолаевич Рябов

Дмитрий Ермолаевич Рябов

Дмитрий Ермолаевич Рябов — осташовский священник, служивший в храме в 20-е годы XX века. Его судьба, неразрывно связанная с нашим селом, по воле судьбы стала трагической.

Родился он в деревне Панкратовская в семье крестьян среднего достатка. В молодости работал мастером на егорьевской фабрике. После принятия сана стал одним из учредителей егорьевского Братства имени святых верховных апостолов Петра и Павла, одного из наиболее известных в России.

Старообрядческие Братства активизировались в России с начала XX века. Основными задачами Братств были борьба с врагами старообрядческой церкви и культурно-просветительская работа. Они открывали школы, организовали любительские хоры, курсы церковного пения, издавали книги и брошюры религиозно-нравственного и богословско-полемического характера, читали лекции, доклады, вели беседы на разные религиозные и церковно- общественные темы, оказывали «вспомоществования» по различного рода нуждам различный лицам. При Егорьевском Братстве имелась большая общественная библиотека. которая постоянно пополнялась новыми книгами. Но самое главное, на что было обращено особое внимание, это собеседования с миссионерами господствующей Церкви, а также с начетчиками беспоповцев и других толков.

Одним из штатных начетчиков (богословов, знатоков старопечатной религиозной литературы) Братства стал Д.Е. Рябов. Молодой начетчик принимал участие в неравных диспутах с синодальными миссионерами даже тогда, когда другие члены Братства отказывались участвовать в беседах.

В 1909 году Димитрий Ермолаевич рукоположен епископом Рязанским и Егорьевским Александром во священника к храму Владимирской Божией Матери в деревне Осташово. Здесь поселился в церковном доме. Женился он на девушке из зажиточной семьи из деревни Климово (ныне не существует) Ирине Прохоровне Пышкиной. У них родилось 13 детей, из которых пятеро умерли в младенчестве.

Д.Е. Рябов с женой И.П. Пышкиной

В 20-е годы вместо миссионеров оппонентами отца Дмитрия стали большевики, и теперь священнику приходилось доказывать не только правоту своей веры, но и существование Бога. Стоит отметить, что о. Дмитрий на подобных диспутах всегда выигрывал, и это несомненно, ведь правда была на его стороне. Народ выносил священника на руках. Конечно, власти это не нравилось, они понимали, что подобные диспуты не в их пользу. Молодой и грамотный священник стал явным врагом для лидеров советской власти, которые твердо решили при любом удобном случае как можно скорее избавиться от него.

Престольный праздник Иоанна Богослова 9 октября 1929 г. в соседней деревне Анфалово стал трагическим днем для о. Дмитрия и других верующих осташовских старообрядцев. По окончании обедни священник, уставщик и некоторые молящиеся крестным ходом отправились в Анфалово для торжественного совершения молебна. Отслужив и отобедав в гостях у сватов Агафоновых, в час дня о. Дмитрий вернулся домой в Осташево и, немного отдохнув вместе с матушкой Ириной, отправился в Егорьевск. В то время в Анфалове изрядно выпивший Агафонов Павел, совсем невменяемый, повздорив на улице с молодежью, схватил бывшее у него дома ружье (он был охотником). На улице Павел стал yгрожать и стрелять во всех без разбора. В итоге он застрелил лошадь, некоторых ранил, застрелил насмерть «батрака» -пастушка и прицелился на проходившего мимо секретаря сельсовета. Последний, добежав до станции Хорлово, вызвал милицию. Вечером того же дня забрали пятерых: виновника происшедшего, его отца, о . Дмитрия, его тестя Андронова Петра, уставщика Щедрикова Ивана.

Милиция настигла о. Дмитрия в дороге, он не успел доехать до города, обратно везли его под конвоем. Арестованных переправили в Хорлово и заперли в сарае. Через 3 дня в клубе их судили народным судом и перевели в коломенскую тюрьму. В камере осужденные старообрядцы расписали все стены молитвами, а священник продолжал нести службу наизусть, причем они так хорошо пели духовные стихи, что остальные заключенные были сильно растроганы, даже плакали.

Представители советской власти на вопросы матушки Ирины (супруги Дмитрия Ермолаевича) отвечали, что идет борьба с духовенством, ничего нельзя поделать. Спустя месяц после ареста, на Михаила Архангела, сын Афанасий, приехав в тюрьму, узнал, что всех пятерых осташовских старообрядцев увезли куда — то накануне ночью. По истечении какого — то времени родным сообщили, что всех приговорили к высшей мере наказания.

(По материалам: Н.Д. Зенин. Биографический очерк. Воскресенск, 2015 г.; «Древнеправославная Русь заповедная». П.З. Горбунов. Москва, 2009.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *